Миллион древностей на квадратный метр

Эмиграция в Израиль. Личный опыт

Мы решили публиковать письма наших читателей, которые хотят поделиться собственным опытом. Первая ласточка – история об эмиграции в Израиль.

Дарья Гаар – фотограф из Москвы уже 10 месяцев живет и учится в Израиле. Даша рассказала о том, как изменилась ее жизнь, как вести себя с местными “гопниками” и где искать обломки древних городов.

“Я живу в Израиле уже почти год. Прежде чем приехать надолго, я бывала здесь несколько раз, а впервые приехала по программе “Таглит”, которая и познакомила меня с этой страной. Спустя два года что-то щелкнуло во мне, и я поняла, что хочу вернуться, хочу познакомиться с Израилем ближе. Так я определила для себя будущее на ближайшие пять месяцев, выбрав программу “Маса меламедия”, где я изучаю иврит и историю конфликтов на Ближнем Востоке.

Почти сразу я поняла, что хочу продолжить обучение и уже после репатриироваться. Привыкнуть к людям, еде, языку и культуре было несложно. Но я заметила, что стала гораздо чаще посещать врачей. Думаю, что организм все равно ощущает перемены, пусть и не слишком очевидно. Однажды я ела суп в кафе, одновременно плакала и у меня шла носом кровь – сама не понимаю, что это было.

Удивительно, но в первую очередь тяготило ощущение отсутствия дома. В какой-то момент в тебе что-то замыкает, и ты понимаешь, что Россия больше не дом, а Израиль еще домом не стал.

Было трудно изменить привычный уклад жизни, но здесь это неизбежно. Например, в субботу ничего не работает, и ты не можешь выехать из своего района, поэтому все поездки нужно планировать заранее. Как это часто бывает, было тяжело без друзей и семьи. В Москве меня всегда окружали творческие люди, мы постоянно вдохновляли друг друга. В Иерусалиме, где я живу сейчас, все совсем иначе. Пришлось расставлять приоритеты. К тому же в сентябре и в октябре в Израиле было не слишком спокойно. Летом 2014 года началась война, и ее последствия вылились в ряд терактов. Однажды утром, собираясь на учебу, я услышала по радио, что в соседнем районе в синагогу забежали террористы и расстреляли почти всех, кто был внутри. И вот с таким ощущением ты выходишь из дома и едешь на занятия, словно ничего не произошло. Но жизнь-то продолжается.

С другой стороны, девушке здесь совсем не страшно поздно вечером ходить по улице. В этом смысле я чувствую себя гораздо спокойнее, чем в Москве. Непривычным оказалось и то, что архитектура здесь довольно одинаковая – весь Иерусалим выстроен из белого камня. Это неудобно и даже немного раздражает, так как мешает ориентироваться на местности. До сих пор злят арсы (местные “гопники”), чье поведение порой похоже на обезьянье: шумные, сумбурные, наглые, но в принципе безобидные – они обычно не лезут в драку.

Казалось бы, все тут, мягко говоря, фамильярные, но, как ни странно, это дает ощущение единства. Как бы ни кричал на тебя прохожий, ты знаешь, что он не хочет тебя обидеть, он просто не умеет говорить по-другому. Поражало то, как люди легко помогают друг другу. Где бы ты ни оказался, всегда кто-то придет на помощь, и это восхищает. Нельзя просто так взять и заплакать – прибежит 20 человек и замучает тебя вопросами, накормит, напоит и предложит пожить у него, даже если тебе это не нужно.

Поначалу мне не очень нравилось, что здесь маленькие города, зато можно за короткое время добраться до крайней точки страны. За 10 месяцев я успела побывать в разных уголках государства – от пустынь до зеленых полей.

Пожалуй, самое интересное, что время здесь течет несколько иначе. По крайней мере, меня постоянно преследует это ощущение. Ты чувствуешь, как история тысячелетней давности протекает параллельно с реальностью. Удивительно гулять по лесу и находить древние города, ушедшие под землю. И это не метафора – здесь древнейшая история лежит прямо у тебя под ногами”.

Надежда Калинина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *